Завет имама Али (мир ему!) сыну имаму ал-Хасану (мир ему!)



Завещаю тебе, сын мой, страх перед Богом, и обязательное исполнение Его наказов, и укрепление сердца твоего Его упоминанием. Крепко держись за вервие Его, и не будет тогда ничего крепче между тобою и Богом, если ты за Него станешь держаться. От бренного родителя, свидетеля времени, преклонного возраста, покорного веку, порицающего дольний мир, ночующего в жилищах мертвецов, покидающего те жилища назавтра, - дитяти, уповающему на недостижимое, идущего по пути тех, кто сгинул, мишени болезней, заложнику дней, вместилищу бед, рабу дольнего мира, покупателю обольщения, должнику случая, пленнику смерти, союзнику забот, спутнику огорчений, вехе бедствий, сраженному страстями, наследнику мертвых.

И вот то, что мир от меня отвернулся, век против меня ополчился, а мир иной ко мне приблизился, помешало мне размышлять о других, заботиться о том, что после меня остается. Но когда я поглубже поразмыслил над собственными заботами, то лишился самомнения и самолюбования и увидел я, каков на самом деле. И это придало мне серьезности, в которой нет примеси игривости, нечестности, в которой нет следа лжи. И увидел я, что ты – часть моя, даже более – весь я. И коли что-то тебя затрагивает, то и меня трогает; и смерть, коль тебя настигла, меня поразила; и стало меня в твоих делах заботить то, что заботит меня в моих делах. И написал я тебе, чтобы быть помощником тебе с моим заветом, что бы со мной ни случилось.

Завещаю тебе, сын мой, страх перед Богом, и обязательное исполнение Его наказов, и укрепление сердца твоего Его упоминанием. Крепко держись за вервие Его, и не будет тогда ничего крепче между тобою и Богом, если ты за Него станешь держаться. Оживляй сердце твое проповедью, умерщвляй его благочестием, укрепляй его достоверным знанием, освещай его мудростью, посрамляй его напоминанием о смерти, делай его несокрушимым через отрицание в нем человеческой природы, обучай его на несчастьях дольнего мира, предупреждай его о злобе века и нелепости сменяющих друг друга дней и ночей, снабди его сведениями о тех, кто был в прошлом, напомни ему то, что постигло бывших до тебя, пройди по их жилищам и стоянкам и посмотри, что они совершили, от чего уходили, к чему пришли и где остановились. И увидишь ты, что они ушли от любимых, поселились на чужой стороне. И станешь ты как бы одним из них. Так озаботься своим жилищем. И не продай мир иной за дольнюю жизнь.

Воздерживайся от слов о том, чего не знаешь, и от речей о том, о чем не спрошен. Не вступай на путь, на котором можешь заблудиться; лучше удержаться от блужданий, чем потом мучиться страхами. Приказывай дозволенное и сам поступай соответственно, отвергай запретное рукой и языком; не щади усилий, чтобы удалиться от тех, кто запретное совершает. Напрягай все свои силы в служении Аллаху, и не будет тебе в этом упрека. Постигай глубины истины, где бы она ни была. Углубляй познания в религии. Приучай себя к терпению. Терпеливость – благой нрав. Находи для своей души пристанище во всех делах в твоем Боге, так ты дашь ей приют в пещере неприступной, в крепости могучей. В нужде обращайся к своему Господу, рука Его и дает, и лишает. Почаще проси помощи у Аллаха. Уразумей мой завет и не отклоняйся от него. Воистину, лучшая речь – та, что приносит пользу. И знай, что нет блага в знании бесполезном. И недостойна изучения та наука, что не дает пользы.

Сын мой! Когда я увидел, что возраст мой стал преклонным, а тело мое немощным, начал я сочинять этот завет и вкладывать в него мудрые правила, поспешая передать тебе то, что в душе моей, пока не настал мой срок, опасаясь, как бы мнение мое не стало ущербным, подобно тому как стало слабеть тело мое, страшась, что опередит меня на пути к тебе суматоха страстей и соблазны жизни дольней и станешь ты как необъезженный жеребец. Ведь сердце юноши подобно незасеянной земле: что бросишь в нее, то она и приемлет. И посему приступил я к твоему воспитанию, пока не огрубело твое сердце, не стал занятым ум твой, чтобы ты серьезно принял то, чем снабдят тебя люди, обладающие опытом, а ты – будешь избавлен от труда спрашивать, будешь убережен от того, чтобы лечиться горьким лекарством опыта. И так ты получишь то, что мы приобрели, и станет ясным для тебя то, что, быть может, было темным для нас.

Сын мой! Я хоть и не прожил столько, сколько те, кто был до меня, рассмотрел дела их, поразмыслил над сообщениями о них, прошел по тем местам, где они обитали, и вот я - как бы один из них. Более того, получилось так, как если бы я со всеми теми их делами, что стали мне доступны, стал долгожителем и жил с первым из них, и с последним. И понял я, что в тех делах светлое, а что темное, что полезное, а что вредное, и извлек я для тебя из каждой вещи суть ее, выделил прекрасное, отбросил неведомое. И озаботился в твоих делах тем, что заботит сострадательного родителя, и собрал жизненные правила для тебя, вступающего в жизнь, открытого веку, благонамеренного и чистосердечного. И начать я решил с обучения тебя Божественной Книге и ее толкованию, законоустановлениям Ислама и его правилам, тому, что разрешено в Исламе и что запрещено, да так, чтобы не увести тебя к иному. И тут испугался я, что собьет тебя то, в чем разошлись меж собою люди в своих взглядах и мнениях и запутались. Милее мне, чтобы ты познал трудную истину, чем увлечение тем, что может тебя заманить на путь погибели. И молю я, чтобы направил тебя Аллах в Своей милости, чтобы вывел Он тебя туда, куда ты устремляешься. И сей завет тебе я заповедал.

Знай, сын мой, что милее всего для меня было бы, если бы ты взял из моего тебе назидания покорность Аллаху и ограничение тем, что Он тебе определил делать, а также следование тому, как жили твои предки и добродетельные члены твоего семейства. Они ведь тоже смотрели на себя так, как сейчас ты на себя смотришь, и думали так, как ты думаешь, но потом пришли к тому, что стали следовать известному и воздерживаться от не вмененного в обязанность. А если душа твоя не примет сразу то, что они познали, то пусть удовлетворится твое стремление через уяснение и обучение, но не через погружение в сомнения и поиск превосходства в спорах. И прежде чем начать размышлять, воспользуйся помощью твоего Господа и испроси у Него удачи и сохранности от любого изъяна, который мог бы тебя в сомнение ввести или ввергнуть в заблуждение. И коли узнал ты достоверно, что очистилось сердце твое и смирилось, сложилось твое мнение и укрепилась и стала эта твоя забота единственной, то тогда поразмысли над тем, что я тебе разъяснил. Но если не сложилось в тебе то, что ты для себя желал бы – совершенное умозрение и полное понимание, - то знай, что ты поступаешь необдуманно и погрязаешь во мраке. А стремящийся к пониманию Религии не действует наобум и не путается в собственных мыслях, лучше этого избегать.

Вдумайся, сын мой, в заповедь мою. И знай, что Тот, кто владеет смертью, владеет и жизнью. Тот, кто творит, умерщвляет. И Тот, кто в прах превращает, новую жизнь дает. Тот, кто испытывает, избавленье дает. И не стоял бы дольний мир, если бы не было от Бога блаженства и испытания человеков, и награды в жизни иной, и всего того, чего мы и знать то не знаем. И если случилось тебе засомневаться в чем-то таком, то сведи свое сомнение к неведению, ведь ты родился невеждой и после лишь стал что-то узнавать. И как часто не знаешь ты чего-то и сомневаешься, и блуждаешь как в потемках, а потом к пониманию приходишь. Посему держись за Того, кто тебя сотворил, и дал тебе пропитание, и сделал таким, каков ты есть. И пусть Ему будет твое поклонение, к Нему твои просьбы, от Него тебе снисхождение.

Знай, сын мой, что никто так не возвестил о Боге, как сделал это Посланник (мир ему и его семейству!), так избери его себе путеводителем, к спасению ведущим. Я же не пожалею для тебя совета, ведь ты не увидишь в себе того, что я замечаю в тебе. И знай, сын мой, что если бы у Бога был сотоварищ, то пришли бы к тебе его посланники, и увидел бы ты проявления власти и силы его, и узнал бы ты дела его и свойства. Но Он – Бог единый, как Он сам о себе сказал. Никто Его власть не оспаривает. Он не исчезнет никогда. Он всем предшествовал вещам – притом, что «предшествование» к нему неприложимо; Он после всех вещей пребудет бесконечно. И слишком велика Его божественность, чтоб быть охваченной умом или сердцем. И если ты это познал, то действуй так, как всякий другой – в своей малости, в своей слабости, в своей немощи, в своей великой нужде в Господе, в покорности Ему, в боязни Его наказания, в надежде на Его снисхождение. А Он тебе не наказал ничего, кроме добрых дел, не запретил ничего, кроме порочных поступков.

Сын мой! Тебе рассказывал уж я о мире дольнем, о том, каков он есть, о том, как исчезает он и переходит из одного в другое состоянье, и рассказал тебе о мире горнем, о том, что уготовано живущим в нем. И разъяснил тебе на притчах, каковы они, чтобы ты уразумел те притчи и сообразно поступал. Подобен тот, кто дольний мир познал, тем людям, что отправились в поход, бесплодные места покинув, и устремились к плодородным, зеленью покрытым. Перенесли дороги трудные, с друзьями расставания, лишения походов, скудность пищи и вот – пришли в обширную страну, чтоб обрести покой. Не ставили они страданья ни во что, готовы были на любую трату, и не было для них милее ничего, чем то, что приближает их к стране обетованной, подводит к цели. А тот, кто дольним миром очарован, похож он на людей, что жили в месте плодородном, но поменять его решили на бесплодную страну, и ненавистно, отвратительно для них расстаться с тем, что было, направиться к тому, к чему они влекомы.



1 2 next