ЧАСТЬ ВТОРАЯ



ЧАСТЬ ВТОРАЯ
РЕЛИГИОЗНОЕ МЫШЛЕНИЕ ШИИЗМА


Глава 1. ПОНЯТИЕ РЕЛИГИОЗНОГО МЫШЛЕНИЯ

Религиозным мышлением мы называем изыскательное мышление, которое рассматривает одно из религиозных положений, предметом изучения которого является религия, подобно тому как религиозным мышлением, например, является мышление, которое ведет к математической теории или решению математической задачи.

Глава 2. ПЕРВОИСТОЧНИК-РЕЛИГИОЗНОГО МЫШЛЕНИЯ В ИСЛАМЕ

Естественно, религиозное мышление подобно другим видам мышления требует первоисточник, из которого начинает проистекать это мышление. Например, для решения математической задачи к делу надо привлекать ряд математических познаний, которые, в результате, ведут к практической реализации операции. Естественно, что источником, на который опирается небесная религия ислама (ввиду


того, что связана с небесным божественным откровением), является священный Коран. Священный Коран есть категоричный и несомненный документ вечного пророчества великого пророка (ДБАР), содержанием которого является призыв к исламу. Конечно, единственность Корана как первоисточника не отрицает других верных источников и мышлений, о которых поведем речь в последующих главах.

Шва 3. ПРЕДЛАГАЕМЫЕ СВЯЩЕННЫМ КОРАНОМ МЕТОДЫ РЕЛИГИОЗНОГО МЫШЛЕНИЯ

Священный Коран в своих учениях для осознания религиозных целей и исламского просвещения предлагает своим последователям три метода: внешние религиозные проявления, умственные аргументировки и душевное осознание путем преданности и покорности.

Следует пояснить, что, как мы видим, священный Коран в своих высказываниях обращается ко всем людям. Иногда мы видим, что священный Коран, не дополняя свои высказывания, повелевает повиноваться своему Господу в принятии идейных основ, таких как единобожие, пророчество, загробный мир и законы практического исполнения, подобно намазу и посту (рузе - пер.) и другие, в некоторых случаях предусматривает воздержание от дурного. Если бы не эти


ультимативные выражения, то люди ни в коем случае не стали бы повиноваться указаниям Корана и подобного рода простые высказывания Корана представляют собой путь и метод для осознания религиозных целей и исламского просвещения. Мы такие выражения как ("Веруйте в Аллаха и Его посланника", сура Неса, стих 136; "И вставайте на молитву", сура Багара, стих 43 - пер.) называем внешними религиозными проявлениями.

В то же время, мы видим, что священный Коран во многих своих стихах ориентирует мусульман в сторону умственных аргументировок и приглашает людей к размышлению вокруг миров и ценностей, сам свободными умственными аргументировками раскрывает суть истины. И на самом деле, никакая небесная книга подобно Корану не приглашает человека познать науки. Священный Коран этими выражениями считает неукоснительно достойным внимания и доверия умственные доводы, аргумен-тировки и свободное индуктирование. Иными словами, в Коране не говорится, что, мол, необходимо вначале признать исламское просвещение и уверовать в него, а затем уж приступить к интеллектуальному доказательству необходимости или верности принятого решения и извлечь из него вышеназванное просвещение, наоборот, священный Коран с полной уверенностью заявляет:

умственными аргументировками осознайте в нем


действительность вышеназванного просвещения, а утверждение вашей мысли вы можете спросить у Творца миров, являющегося свидетельством правдивости и, наконец, подтверждение и веру вы получите из результата ваших побуждающих мотивов, а не так, чтобы вначале вы уверовали, а затем уж согласовали со своей верой побуждающие мотивы. Значит, философское мышление - метод, достоверность которого утверждается священным Кораном. В то же время мы видим, что священный Коран интересным выражением поясняет, что все действительно существующее просвещение берет свое начало из монотеизма и познания Аллаха и наиболее полно могут познать Аллаха те, кого Господь собрал со всех сторон и посвятил их себе.

Это те, кто уединились ото всех и забыли мирские наслаждения и своей преданностью и покорностью направили все свое существо ко всевышнему и осветились ярким сиянием господним и реальным взглядом смогли увидеть действительную суть вещей, небесную и земную божественность, ибо они своей преданностью и покорностью дошли до истины и под воздействием истины им прояснилась небесная и земная божественность и вечная жизнь вечно существующего мира.

Обратив внимание на нижеследующие коранические стихи, подтверждается верность вышеприведенной мысли:


"Мы не послали посланника до тебя, не внушив ему, что нет божества, кроме Меня. Поклоняйтесь же Мне!", сура Анбия, стих 25;[1]

"Хвала Аллаху, превыше Он того, что Ему приписывают они, кроме рабов Его преданных", сура Ac -Сафат, стих 159;[2]

"Скажи:" Я ведь - человек, подобный вам; ниспослано мне откровение в том, что Бог ваш - Бог единый. И кто надеется встретить своего Господа, пусть творит добро и в поклонении Господу своему не присоединяет к Нему никого ", сура Кахафа, стих 110;[3]

"... и служи Господу твоему, покане придет к тебе несомненность ", сура Аль-Хаджар, стих 99;[4]

"И так Мы показываем Ибрахиму власть над его небесами и землей, чтобы он был из числа уверенных", сура Ан'ам, стих 75;[5]

"Свидетельствуют про нее приближенные", сура Мотаффафейн, стих 21;[6]

"Нет же, если бы вы знали знанием достоверности...", сура Такасор, стих 5.[7]

Таким образом, одним из методов осознания божественного просвещения является душевное очищение и преданность в вопросе покорности.


Глава 4. РАЗНИЦА В ТРЁХ ВЫШЕНАЗВАННЫХ МЕТОДАХ

Вышесказанное свидетельствует, что священный Коран для осознания религиозного просвещения предлагает три метода, а именно внешние религиозные проявления, умственное осознание, преданность и покорность, что ведет к прояснению истин и раскрытию их внутреннего мира. В то же время следует заметить, что в некоторых аспектах эти методы отличаются друг от друга.

Во-первых, ввиду того, что внешние религиозные проявления представляют собой словесные выражения, выраженные простым языком, все люди имеют к ним доступ и каждый осознает их в меру своих умственных возможностей,[8] и, напротив, два других метода предназначены для определенной группы людей и не являются всеохватывающими и всем доступными.

Во-вторых, метод внешнего религиозного проявления вопреки двум другим методам - метод, пройдя по которому можно осознать основополагающие и второстепенные принципы исламского просвещения и понять идейно-практические и все проблемы практического применения (второстепенные проблемы), то подробности законов, принимая во внимание, что их частные вопросы не могут быть охвачены разумом,


выходят за пределы их сферы действия. Также, путь душевного очищения, ввиду того, что результатом его является выяснение истины и это есть богом данное действие, нельзя в отношении их и истин, раскрывающихся и поддающихся созерцанию этим богом данным благом, предусматривать каких-то пределов. А поэтому, люди, отдалившиеся от всего земного и забывшие все, кроме Аллаха, находятся под его непосредственным покровительством и могут увидеть все, что захочет Аллах (но не все, что захочется увидеть им самим).

Глава 5. МЕТОД ПЕРВЫЙ - ВНЕШНИЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ И ИХ РАЗНОВИДНОСТИ.

Как было сказано выше, священный Коран, являющийся основным источником религиозного мышления, своими внешними словесными выражениями приводит для своих читателей и слушателей аргументы и заслуживающие доверия доводы. Именно внешние проявления коранических стихов являются результатом высказываний великого пророка (ДБАР) и являются подтверждением к вышесказанному. Например: "И ниспослали тебе стихи откровения и Коран с тем, чтобы ты разъяснил своему народу все, что тебе ниспослано, чтобы они уразумели" (Сура


Нахл, стих 44); а также - "Это он Аллах, избравший среди невежественных арабов великого пророка с тем. чтобы довести до них божественное откровение, избавить их от невежества и дурных поступков и обучить их Книге небесной и мудрости господней" (Сура Джум'а, стих 2); а также - "И следуйте за посланником господним - отражением все наилучшего" (Сура Ахзаб, стих 21).

Совершенно отчетливо видно, что если бы слова и деяния великого пророка (ДБАР) и даже его молчание или же подпись его светлости не имели для нас такого же значения как и Коран, то вышеприведенные коранические стихи не имели бы для нас должного значения. Так, значит, высказывания великого пророка (ДБАР) являются аргументом и достойными подчинения для тех, кто слышит его или пересказывает с достоверных источников или же имеются многочисленные категоричные утверждения его светлости по поводу того, что высказывания представителей рода пророческого подобны его словам и должны быть достойны почтения и исполнения. Согласно этому и другим, не подлежащим сомнению преданиям от рода пророческого, высказывания представителей рода пророческого является олицетворением высказываний пророка (ДБАР) и род пророческий в исламе представляется в качестве объекта научного обращения и подражания и в исламском просвещении и законах никогда не могут


быть ошибочными высказывания рода пророческого и передавались из уст в уста или же со ссылкой на компетентный, достойный всякого доверия источник.

Из вышесказанного проясняется, что религиозные внешние проявления, являющие собой документ или источник в исламском мышлении, составляют две формы - Книга небесная и традиции, где под Книгой подразумеваются внешние проявления священного Корана, а под понятием традиции имеются ввиду предания, дошедшие до нас от великого пророка (ДБАР) и представителей рода пророческого (ДБМ).

Глава 6. ПРЕДАНИЯ О САХАБЕ

Конечно, предания о сахабе, закрепленные высказываниями пророка (ДБАР) или же со ссылкой на него и не идущие вразрез с преданиями о роде пророческом, достойны внимания и вполне могут быть преемлемыми, но, если они представляют всего лишь точку зрения самих сахабе, не могут иметь аргументированной платформы и мнения сахабе равносильны мнению других мусульман и даже сами сахабе между собой приравнивались обычному мусульманину.


Глава 7. НОВАЯ ТЕМАТИКА В КНИГЕ БОЖЕСТВЕННОЙ И ТРАДИЦИЯХ

Книга господняя (священный Коран) составляет основной источник всякого исламского мышления и именно благодаря ей другие религиозные источники обретают доверие и утверждение и потому все должны понимать ее.

Помимо этого, сам священный Коран представляет себя освещающим и проясняющим все и вся и в рамках распознания ограничений обращается к людям, чтобы задумались над кораническими стихами и поняли, что в них нет никаких противоречий и если могут, то пусть создадут подобную книгу и представят ее. Совершенно ясно, что если бы Коран не был всем понятен, то подобные обращения были бы неуместны. Конечно, не следует думать, что этот вопрос (а именно то, что Коран сам по себе понятен для всех) идет вразрез с вышеприведенной тематикой, то есть великий пророк (ДБАР) и род пророческий являются объектами научного обращения в исламском просвещении и, фактически, являются гарантами священного Корана, ибо священный Коран, представляющий законы и положения шариата, гарантирует лишь их основные положения и подробное освещение их подобно законам намаза и поста и других религиозных положение возложено на пророков традиции (предания от рода пророков).


Другая часть, составляющая идейно-нравственную часть просвещения, хотя и может быть доступна простолюдию) в общем содержании и комментариях, тем не менее для их осознания следует применять метод рода пророческого и всякий коранический стих следует пояснять и комментировать другим стихом из Корана, а не своей точкой зрения, как это уже вошло в привычку и с чем мы свыклись. Его светлость Али (ДБМ) говорил что одни части Корана заводят речь с другими ее частями и раскрывают свое значение, а иногда одна часть находит свое утверждение в другой части,[9] великий пророк (ДБАР) говорил, что одна часть Корана подтверждает другую ее часть[10] или же по его мнению всякий, кто на свой лад комментирует Коран, уготовил себе место в адовом огне.[11]

 Приведем простейшие примеры комментирования Корана иными стихами из Корана: Господь всевышний в сказании о муках для племени Лут повелевает, что ниспослал для них плохой дождь[12] и в другом месте, изменив это слово другим словом, повелевает, что нисполал им дождь каменный[13] и объединив эти стихи можно совершенно четко понять, что под понятием плохой дождь подразумеваются камни небесные. Всякий, кто внимательно изучал предания от рода пророков (следует заметить, что предания от рода пророческого называются хадисами, а предания дошедшие до наших дней от сахабе и их привер-


женцев - раваят - пер.) и предания от комментаторов -сторонников сахабе, совершенно четко может заметить, что метод комментирования Корана Кораном является методом, присущим представителям рода пророческого.

Глава 8. ВНЕШНИЕ И ВНУТРЕННИЕ АСПЕКТЫ КОРАНА

Как стало ясно из вышесказанного, священный Коран своими словесными выражениями раскрывает свою религиозную цель и дает указаниям идейно-практического назначения, но тем не менее, цели Корана не ограничиваются этим и в этих словах и внутри этих целей имеется этап более глубоких и обширных целей и значений, которые могут быть осознаны особой группой людей с чистейшими сердцами. Великий пророк (ДБАР), являющийся божественным учителем Корана, повелевает: "Коран имеет прекрасный внешний вид и глубокое внутреннее содержание",[14] а также повелевает, что Коран имеет внутреннее содержание, которое также имеет свои внутренний мир и так до седьмого уровня,[15] также в высказываниях представителей рода пророческого имеется много указаний на внутреннее содержание Корана.[16]

Основной корень этих преданий кроется в том. что


Господь всевышний в суре "Раад", стих 17. В этом стихе Аллах милость господнюю приводит в сравнении, с дождем, с которым связана жизнь на Земле и когда идет дождь, то возникают селевые потоки, которые при своем движении создают пенку и под пенкой кроется вся та же животворная и нужная для жизни людей и животных вода.

Как видно из вышеприведенного примера, способность людей осознать это божественное просвещение, которое животворно воздействует на внутренний мир человека, различна.

Есть люди, которые не уделяют ничему внимания кроме как мирской жизни и быстротечным мирским усладам и не интересуются ничем кроме

как

мирским и мещанским образом жизни. Эти люди. несмотря на их различия, единственное, что могут извлечь из божественного просвещения - это поверхностные религиозные убеждения и несознательное исполнение практических указаний ислама и, наконец, они преклоняются перед Аллахом в надежде на воздаяния в потустороннем мире и в страхе перед последствиями дня Страшного суда. Есть такие люди, которые не связывают себя привязанностями к мирской жизни и скоротечным услад этого мира и всякая выгода и вред, сладкое и горькое этого мира представляется им обольстительным представлением и память о предшественниках - это назидание, которое постоянно им внушается.Они, естественно,


своими чистыми сердцами могут видеть мир вечности и на различные проявления этого недолговечного мира смотрят как на своеобразные признаки и не предусматривают для них никакой исконности и независимости. И вот тогда то они через призму новых и бесконечных земных и небесных признаков своим душевным сознанием могут увидеть бесконечное величие Господа и в их сердцах начинает упоенно биться осознание тайн Творения и вместо того, чтобы сидеть заключенными в тюрьме своих личных корыстолюбивых интересов, начинают полет в бесконечном небе мира вечности и поднимаются выше и выше.

Когда через ниспосланное Господом откровение до их сознания доходит, что Господь предостерегает их от преклонения перед идолами и им подобным, они начинают четко понимать, что не следует быть покорным ни перед кем, кроме Аллаха, ибо действительность покорности означает рабскую покорность и преклонение. Кроме того и важнее всего это то, что нельзя страшиться или надеяться на кого-либо, кроме Господа, а еще важнее - не следует замечать ничего, кроме Господа всевышнего.

Также, когда Коран повелевает совершать намаз, то есть читать молитву, и напоминает, что исполнение его внешних факторов является особой формой вероисповедования, они своим внутренним миром понимают, что следует со всей душой преклоняться


перед Аллахом и что важнее всего - считать себя ничтожным перед Господом, позабыть себя и помнить лишь о Нем.

Как видно, внутреннее содержание двух вышеприведенных примеров не является словесным аргументом указания и воздержания, но указание их для тех, кто размышляет более обширно и мировоззрение предпочитает самосозерцанию, является неизбежным.

Все вышесказанное раскрывает смысл внутреннего и внешнего содержания Корана и поясняет, что его внутреннее содержание не отрицает его внешнего смысла и подобен духу, который придает жизнь плоти. Именно поэтому ислам как религия вечная и для всех классов и уделяющая первостепенное значение перевоспитанию и созданию здорового общества, ни в коем случае не может отказаться от своих убеждений, направленных на защиту вышеназванных законов.

Разве общество может ввиду того, что человек должен быть чистосердечным и его делам в обществе не уделяется внимания, жить в состоянии анархии и достичь счастья? Разве недостойные деяния и слова могут взростить чистые сердца или же могут из чистого сердца излить недостойные деяния и слова? Господь всевышний в своей Книге повелевает, что чистота проистекает из чистых сердец, а грязь - из грязных или же хорошая и плодотворная земля взростит хороший росток, а плохая - сорняк (сура


Э'раф, стих 58).

Из вышесказанного проясняется, что священный Коран имеет внешний и внутренний мир и его внутренний мир также внутренние миры и с хадисами, являющимися отражением содержания Корана, дело обстоит точно таким же образом.

Глава 9. ТОЛКОВАНИЕ КОРАНА

В начальный период становления ислама среди суннитского большинства бытовала традиция, сводившаяся к тому, что там, где имелась возможность отказывались от внешних проявлений и приводили значения, идущие вразрез с внешним видом, и обычно приведение значения противного внешнему виду называлось та'вил (иносказательное толкование -пер.) и все то, что в священном Коране упоминается под этим названием, поясняется именно в этом значении.

В религиозной Книге мусульманской общины, а также письменных спорах между различными шиитскими фракциями весьма часто можно заметить, что если на собрании ученых-богословов по той или иной причине будет доказано противоречие с внешним проявлением коранических стихов, обычно приводят толкование стиха в значении противном внешнему

проявлению. Иногда две враждующие стороны ради'


доказательства своих мнений обращаются, к кораническим стихам и каждая сторона растолковывает стих другой стороны.

Этот метод более и менее нашел также применение и у шиитов, что видно в некоторых догматических книгах. Вопреки этому, в результате глубокого размышления над кораническими стихами и преданиями от рода пророческого можно придти к такому выводу. что священный Коран своим приятным, всем доступным и красноречивым языком никогда не выражался методом скользких и загадочных слов и свою мысль всегда выражал в ясных словесных формах и все. что высказано по поводу толкований Корана - это не словесные аргументировки, а факты и действительность, постичь которые общая аудитория праведных не в силах и которые составляют предписанные Кораном идейные основы и законы практического исполнения. Да, Коран требует толкований и эти толкования непосредственно путем размышлений постичь нельзя и они не передаются словесным методом. Только лишь пророки и чистейшие господние наместники, отдаленные от всяких мирских заблуждений, способны путем наблюдений познать их и толкование Корана прояснится всем в день Воскресения.

Примечание мы знаем, что говорить и пользоваться словами для выражения мысли происходит ввиду общественно-материальных потребностей. Человек в своей общественной жизни должен выразить


другим себе подобным людям свою сущность и потому он привлекает к делу голос и уши. Иногда он в некоторой степени пользуется ради этого некоторыми знаками и зрением и потому между глухонемыми и слепыми людьми не может возникнуть никакого взаимопонимания, ибо речь слепого не слышит глухонемой, а знаки глухонемого не видит слепой. Поэтому, в составлении слов и определении названий предметов, явлений и процессов предусматривается обеспечение материальной потребности и для всего и вся созданы названия, имеющие материальную основу и поддающиеся ощущению или близкие к ощущению. Как мы знаем, если мы захотим повести речь о вещах с собеседником, у которого отсутствует одно из известных всем чувств и эта вещь может быть осознана лишь через это отсутствующее у него чувство, то мы должны прибегнуть к помощи аналогов или сравнения. Например, если мы захотим рассказать человеку с врожденной слепотой о свете и цветах или же не достигшему совершеннолетия мальчику рассказать об удовольствии совокупления, то мы можем достичь своей цели лишь прибегнув к сравнениям и аналогам. Поэтому, если предположить, что в мире бытия существуют факты и действительности, отдаленные от материальности или же не имеющие контакт с материальным миром (и на самом деле это именно так) и из всего человечества в каждом веке один или несколько


человек обладали даром понимать и видетьих, то надо сказать, что выразить их словесно или же осознать их простым умозаключением невозможно и кроме как приведением аналогов и сходств никак нельзя указать на них. Господь всевышний в своей Книге указывает: "Мы сделали эту Книгу ясным арабским языком, чтобы вы уразумели ее и, воистину. он находится в матери Книги у Нас и вознесен и мудр" (простое сознание не может постичь это) (сура Аз-захроф, стих 3 и 4), а также: "Поистине, эта Книга Коран благородна и скрыта от обычных взоров и прикасаются к ней только чистейшие" (сура Вагеэ, стих 77-79).

Также в связи с великим пророком (ДБАР) и родом пророческим священный Коран повелевает: "Аллах хочет удалить с вас, рода пророческого скверну и очистить вас очищение "(сура Ахзаб, стих 33).

Как свидетельствуют эти коранические стихи, священный Коран исходит оттуда, чего не может познать простая людская мысль и за исключением чистейших рабов господних и рода пророческого никто не способен познать их. Также в другом месте Корана говорится: "Те, кто не уверовали в Коран, отвергали то, что было непостижимо им" (то есть, это прояснится им в день Страшного суда), сура Юнос, стих 39.

И опять же: "Когда прояснится день толкования Корана (всего Корана), те, кто предали забвению его, признаются в пророческом призыве" (сура Э'раф, стих 53).


Глава 10. В ЗАВЕРШЕНИИ ТЕМАТИКИ О ПРЕДАНИЯХ

Доверие исконности преданий, что утверждается священным Кораном, не вызывает сомнений среди шиитов и других мусульман, но ввиду не уделения достаточного внимания со стороны правителей и чрезмерного внимания со стороны сахабе и их сторонников в деле распространения предания, они были осуждены на тяжелую участь.

С одной стороны, переписывание преданий было запрещено халифами того времени и в случае, если их находили, то предавали огню, а иногда запрещалось даже рассказывать предания и потому многие предания подверглись изменениям и извращениям, а то и полностью были забыты.

С другой стороны, сахабе великого пророка (ДБАР), имевшие гордость понимать предания о пророке и в то же время пользовались уважением среди мусульман и халифов своего времени, начали усиленно распространять хадисы и дело дошло дол того, что их стали предпочитать Корану, а иногда указание Корана под влиянием преданий лишалось своей влиятельности.[17] Часто случалось такое, что сказители преданий с тем, чтобы услышать новое предание, преодолевали многие километры пути и терпели многие трудности.

Многие из врагов исламу натянули на себя маску


исламолюбия и под этим прикрытием стали изменять содержание преданий и тем самым лишили их доверительности и компетентности.[18]

Именно поэтому ученые стали думать над тем как спасти создавшееся положение. Они создали два научных критерия, то есть реджал и дераят (аристократы и проницательные - пер.) с тем, чтобы выделить правильное предание от неверного. Шииты помимо того, что работают над документами преданий, считают необходимым ради придания доверительности преданию сличать текст преданий с Кораном.

Через шиитов до нашего времени дошли многие достойные внимания и доверия документы о пророке и роде пророческом[19] относительно того, что всякое предание, идущее вразрез со всемилостивым Кораном, лишено ценности и лишь предание достойно доверия и компетентно, которое согласуется с Кораном. Согласно этим сообщениям, шииты не признают преданий, противоречащих Корану[20] и ахбары (известия и сообщения - пер.), в которых не проясняется согласование или несогласование их с Кораном, как гласит иное предписание шиитов, не отвергается ими и не принимается. Конечно, среди шиитов встречаются такие, которые подобно некоторым суннитским группам действуют согласно всякому дошедшего до них преданию.


Глава 11. МЕТОД ШИИТОВ В РЕАЛИЗАЦИИ ПРЕДПИСАНИЙ

Предания, не имеющие посредников, то есть выраженные в виде непосредственных высказываний самого великого пророка (ДБАР) или имамов рода пророчекского (ДБМ), равносильно по своей значимости Корану, но предания, дошедшие до наших дней со ссылкой на второе лицо и через посредников, выполняется шиитами следующим образом:

в идеологическом просвещении, которое по утверждению Корана является весьма категоричным, исполняются лишь те молвоподобные известия и сообщения, верность которых подтверждается фактами, и за исключением этих двух форм, которые именуются как хабар-е вахед (одиночные сообщения - пер.). Другие сообщения не заслуживают доверия.

Но в аргументировке законов шариата[21]  с учетом несомненных доказательств, помимо не подлежащих сомнению известий, реализуются также одиночные заслуживающие доверия сообщения.

Значит, молвоподобные и категоричные сообщения для шиитов являются несомненным аргументом, подлежащим испролнению и некатегоричные известия (хабар-е вахед), в случае, если будут аргументированы, могут быть приемлемы лишь в законах шариата.


Глава 12. ВСЕОБЩЕЕ ОБУЧЕНИЕ В ИСЛАМЕ

Обретение знаний является одной из исламских религиозных обязанностей. Великий пророк говорил, что приобретание знаний для каждого мусульманина является действием обязательным,[22] и, согласно утвержденным категоричным свидетельствам, под понятием знаний подразумевается усвоение трех основных принципов ислама, то есть монотеизма, пророчества и загробной жизни и подробное познание исламских законов в меру необходимости каждого мусульманина.

Конечно, усвоение основных принципов религии при наличии сжатых и конкретных доводов вполне доступно и преемлемо для всех, тогда как усвоение свода исламских законов и положений да при том с использованием аргументировок из священного писания и традиций (то есть аргументированного фикха) дело по плечу не всякому и преемлемо лишь для некоторых лиц и в исламе это тяжелое дело не усматривается проступком.

Поэтому обретение знаний наряду с исламскими законами и положениями путем аргументировок считается доступным для некоторых лиц, способных и компетентных, делом обязательным, и обязанностью других лиц, как правило, является обращаться к знаниям ученых в этих областях, которые именуются муджтахидами или же факихами, а также лицами,


достойными обращения и подражания. Конечно, эти объекты подражания отличаются от лиц подражания в вопросах основ исламского просвещения, что по утверждению Корана, считается запрещенным ("И не следуй за тем, о чем у тебя нет знания" - сура Аль Асра, стих 36 - пер.).[23]

Следует заметить, что шиизм не считает разрешенным первичное подражание умершему муджтахиду, то есть тот, кто не знает решение проблемы путем законов и согласно своей религиозной обязанности должен подражать (ссылаться - пер.) муджтахиду, не вправе обращаться ко мнению муджтахида, которого нет в живых. То есть, он по этому вопросу должен ссылаться на живого муджтахида, а после его смерти остаться верным его взглядам. Этот вопрос является одним из важнейших факторов совершенно не тронутого и сохранившего былую свежесть шиитского исламского фикха (исламское законоведение - пер.), и постоянно все новые лица вступают на путь постижения и изучения проблем исламского законоведения.

В то же время у суннитов согласно принятому в пятом веке хиджры постановления о необходимости следования учения одного из четырех крупных факихов - Абу Ханифе, Малека, Шафеи, Ахмеда бен Ханбала, - не принято подражать в законоведении кому-либо за исключением вышеназванных и потому суннитское законоведение осталось на уровне почти тысяча двухсотлетней давности. Лишь в последнее


время группа законоведов отделилась от вышеназванной закостенелости и приступила к свободному изучению законодательства.

Глава 13. ШИИТЫ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

Исламские науки своим рождением обязаны трудам исламских ученых и делятся на две части:

интеллектуальные и гуманитарные науки. Интеллектуальные науки это те, которые опираются на повествование, такие как история, словароведение, изучение хадисов и другие. Интеллектуальные науки -науки, отличающиеся от вышеназванных, такие как философия, математика и другие.

Нет сомнения в том, что основным фактором возникновения гуманитарных наук в исламе был всемилостивый Коран и за исключением двух-трех наук, таких как история, генеалогии и аруза (восточное стихосложение - пер.), все другие в своем рождении опираются на всемилостивый Коран.

Мусульмане посредством религиозных диспутов и изысканий приступили к исследованиям в этих науках, крупнейшими из которых были арабская литература, морфология и синтаксис, стилистика, риторика, поэтика, словароведение. Среди наук, связанных с внешними религиозными проявлениями


были такие как чтение Корана, комментирование Корана, хадис, реджал и дараят, основные принципы религии и законоведение (фикх). Шииты также в свою очередь внесли большой вклад в дело создания и редактирования этих наук и были основоположниками большинства из них. Так, например, арабскую грамматику по предложению его светлости Али (ДБМ) написал Абульасвад Дейли, один из приспешников его светлости великого пророка (ДБАР) и его светлости Али (ДБМ). Одним из основоположников наук красноречия (стилистика, риторика и поэтика) был Сахед бен Эбад Шии, один из министров двора динстиии Аль-Буйе.[24] Первый словарь, то есть книга "Китаб-уль-эйн, принадлежит перу известного ученого Халила бен Ахмеда Басри Шии, который был основоположником аруза.[25] В области грамматики выдающейся личностью был устад Сибуйе.

Чтение Корана (гараат - пер.) Асемом[26] своеобразно связывается с его светлостью Али (ДБМ), а Абдулла бен Аббас, который в области комментирования Корана, считался самым могущественным сахабе, был учеником его светлости Али (ДБМ). Усилия представителей рода пророческого и шиитов в области хадисов, фикха и связи четырех фикхов и других соотносится к трудам пятого и шестого имамов шиитов. Удивительные достижения в основах исламского законоведения, достигнутые Вахидом Бехбахани (ум. в 1205 г. л. х.) и, в частности, шейхом


Мортеза Ансари (ум. в 1281 году л. х.), не идут ни в какое сравнение с достижениями суннитских факихов.

 


[1] Из этого коранического стиха проясняется, что преклонение в божественной религии есть производное от монотеизма и опирается на него.

[2] Пояснением производного является сознание и из стихов становится ясно, что, за исключением беззаветно влюбленных в Аллаха и очистивших свою душу людей, никто другой не способен надлежащим образом осознать Аллаха и Аллах недоступен для осознания другими.

 

[3] Из приведенного стиха проясняется, что для установления истины нет иного пути, кроме единобожия и добродеяния.

[4] Из стиха видно, что истинное преклонение перед Аллахом - это завершающийся несомненностью.

[5] Из стиха становится ясно, что одним из средств несомненности является узрение очарований земли и небес.

 

[6] Отсюда видно, что судьба святых находится в руках книги под названием "Алийен" (что означает очень высокий), которую могут узреть лишь приближенные Аллаха, а также из слова "яшахаду" видно, что имеется ввиду не написанная пером Книга, а возвышение и приближение к Аллаху.

[7] Из стиха видно, что несомненным знанием является результат наблюдений за завершением судьбы бессердечных и злых людей, которая называется адом.

 

[8] Именно поэтому, пророк в сказании, пересказанном простолюдием и знатными людьми, повелевает: "Мы, пророки, говорим с народом в меру его сознания" (Бихар, т. 1, стр. 37; Осул-е кафи, т. 1, стр. 203).

 

[9] Нахджуль балага, проп. 231.

[10] Дар аль-мансур, т. 2, стр. 6.



1 2 next