Шииты: закаленные бурями времен

Тарас Черниенко


После публикации двух моих последних статей, посвященных палестинской проблеме (приуроченной ко Дню Иерусалима) и общему состоянию сегодняшней мусульманской уммы (к празднику Ураза-Байрам, эта статья также была опубликована в Иране), многие благодарные читатели, задавшись правильным вопросом:

«Что же нам в данной ситуации предпринять?», в то же время, почему-то поспешили сами дать на него пессимистический ответ: «Наши руки связаны, мы ничего не можем сделать для улучшения нашего положения — ни в мире, ни в самих себе». Зачастую собственную духовную ленность наши братья принимают за естественную и единственно возможную реакцию на давление внешних обстоятельств.

Мне не хотелось бы в очередной раз выступать в качестве «поборника ценностей западной демократии», поскольку к таковой у меня, в свою очередь, имеется немало претензий. Поэтому предлагаю не просто взвесить все минусы и плюсы нашего положения в условиях сегодняшнего дня, не просто оценить возможности, которые перед нами открывает проживание на Западе (где самой большой проблемой — и то лишь в некоторых странах — является ношение никаба — полностью закрывающей лицо одежды, строго не предписанной шариатом), а оценить наши сегодняшние перспективы в сравнении с историей шиитов, с теми условиями, в которых они не только выжили, но и сохранили целостность своих вероубеждений, невзирая на дваление и репрессии со стороны омейядов, аббасидов, османских султанов и прочих тиранов и деспотов.

Сегодня в Соединенных Штатах мы имеем мусульман-конгрессменов, а в Великобритании — членов палаты лордов. Мы имеем мусульман — министров и парламентариев в целом ряде европейских держав, не говоря уже о том, что в этом же регионе широко присутствуют как чисто мусульманские средства массовой информации, так и органы печати и эфирного вещания, основными акционерами которых являются мусульмане. Прибавьте к этому растущий ежегодно в геометрической прогрессии уровень оборота мусульманских банков, популярность исламской экономики и исламской культуры среди немусульман, наконец, самое главное — гарантированные конституционно права свободы слова и свободы совести, которыми пользуются мусульмане — граждане западных стран, - и задайте себе после этого вопрос еще раз: «Действительно ли у нас связаны руки? В самом ли деле мы так бессильны помочь своим братьям в Палестине и Ливане?», или, в том, что касается личной жизни каждого: «Так ли уж тяжелы сегодняшние реалии, что я не могу соблюдать в повседневной жизни религиозные заповеди?».

Что-ж, сравним и посмотрим, в каких условиях нашим предкам пришлось не только выживать, но и нести свет религии грядущим поколениям. В книге шейха Асада Хайдара «Имам Ас-Садик (А) и четыре мазхаба» сведения об этом приводятся достаточно подробно. В частности, в книге так описываются времена правления Аббасидов, обманом захвативших власть под лозунгом поддержки Ахли-Бейт (А), а в результате оказавшихся еще хуже своих предшественников-омейядов: «И постигло потомков Ахли-Бейт (А) бедствие, которое мы не в силах описать, тюрьмы переполнились ими, виселицы трещали под весом их тел, земля пропиталась их кровью.

Правящая власть всячески поощряла преследование их, призывая людей бойкотировать их. Так, что из Багдада в Египет направлялись письменные предписания — не оказывать алавиту гостеприимства, не давать ему лошадей, не сопровождать его на пути из города на окраины, запретить им иметь более одного раба, и если между алавитом и кем-либо другим возникнет спор, не принимать во внимание показаний алавита, а принимать показания противной стороны без доказательств... Они постоянно находились между молотом и наковальней. Им было предписано переехать из окраин в столицу, чтобы постоянно находиться там под наблюдением, и там они встретили свое наказание. Ар-Рашид приказал своему наместнику в Медине, чтобы алавиты отчитывались друг за друга, и ежедневно направляли отчет правителю, и если кто-то отсутствовал, то подвергался наказанию.

Что же касается столицы их царства — Багдада — или центра империи — Ирака — то здесь в отношении алавитов аббасиды повелели такое жестокое обращение, что мы не в силах его описать, - и если бы могли говорить земли, лежащие между Басрой, Фаххом и двумя Куфами, если бы могилы Курейша могли рассказать о тех, кого они скрывают и засвидетельствовать! Так что земля от востока до запада полнится свидетельствами событий со стороны людей, которые — если бы не имя Ахли-Бейт (А) — убежали бы от властей и правителей. Но они скрывали свои намерения и тайно покровительствовали Ахли-Бейт (А), помогая сохранить людскую любовь к ним и облегчить их участь.

Однако, перед лицом этих проблем алавиты не склонили покорную голову, и души их не проявили смирения перед жестокими правителями. Вместо этого они сумели не покориться властям и восстать перед лицом тирании, дабы поднять знамя справедливости. По всей стране прошли кровавые революции, большинство из которых имели успех. В результате них удалось основать новые государственные образование, вызывавшие беспокойство аббасидов, подвигавшее их отомстить алавидам и осуществить замыслы тотального уничтожения всякого, кто заподозрен в симпатиях к ним, приписывая им различные обвинения. Так что шииты с их стороны столкнулись с сильнейшим притеснением, но они сопротивлялись ему оружием своего вероубеждения и истинной веры, и от начала и до конца их лагерь оставался на передовой линии защиты прав семейства Мухаммада (С) и подержки их.

В то же время, алчное большинство оказалось движимым стремлением к защите исключительно собственных интересов — пагубное следствие человеческих инстинктов — выступая перед лицом властей против прав благородного семейства и возводя ложные наветы на их шиитов. Они были свидетелями обращения жестоких властей с шитами и знали, что в наибольшей безопасности находится тот, кто составит книгу, унижающую их, обвиняющую или порочащую их вероубеждения, или кто произнесет порочащие их стихи, или заслужит репутацию врага семейства Мухаммада (С) — шиитских имамов — не признавая никакой власти, кроме власти правителей. Мы находим книги и стихи ученых и поэтов, в которых они ищут приближения к власти путем принижения чести имамов, дабы тем самым иметь свидетельство принадлежности к лагерю сторонников правительства, наслаждаясь вкусом запретных плодов, которые им стяжали их грязные языки и мерзкие перья.»

Во времена правления проклятого Аль-Мансура тяготы, обрушившиеся на алавидов, превысили все мыслимые пределы: «Аббас бин Аль-Хасан бин Аль-Хасан* стоял в дверях собственного дома, и мать его наблюдала за ним, и сердце ее трепетало от страха за него, подобно крылу птицы. Когда полиция арестовала его, она была поражена, не будучи в состоянии сделать что-либо для его защиты, разве что попросив, чтобы ей дали обнять своего сына и попрощаться с ним, на что ей ответили резким отказом. Также арестован был Мухаммад бин Абдуллах бин Амру бин Усман бин Аффан, брат потомков Аль-Хасана по матери, и его привели к Аль-Мансуру и тот разговаривал с ним в выражениях, которые не стоит упоминать, и затем повелел разорвать его штаны, чтобы обнажить срамное место, а затем повелел бичевать его, пока не пойдет кровь, после чего возвратил его к его братьям, и посадил его вместе с братом, Абдуллахом бин Аль-Хасаном. Его одолевала сильная жажда, и он просил пить, но никто не подал ему, кроме одного хорасанца, чье сердце смягчилось, и он напоил его.



1 next